kryukov_a (kryukov_a) wrote,
kryukov_a
kryukov_a

Category:

Книгоиздание в Арде.

Итак, я дочитал книгу Е.В. Антонец «Введение в римскую палеографию» и пришёл к мысли, что было бы очень любопытно теперь обернуться к теме посвящённой книгоизданию в Арде заинтересовавшей меня ещё месяц назад в ходе изучения материалов МТС посвящённого «нуменорской технике» (См. расшифровку дискуссии – http://istarni.livejournal.com/42724.html#cutid1 ).

 

Вследствие определённой направленности семинара («стимпанк в Нуменоре») его участники разбирали частный вопрос, посвящённый возможности и необходимости существования книгопечатных станов в Нуменоре и их исчезновении впоследствии (отмечая их очевидное отсутствие в конце Третьей Эпохи).

Кстати, идея технического регресса меня как инженера и технолога ни в малейшей степени не смущает, и я полностью разделяю мысль Арторона о социокультурных изменениях в среде дунэдайн в ходе Третьей Эпохи (собственно я уже об этом писал). Ещё следует учесть вот какой момент: паровая технология Нуменора (если мы согласны с гипотезой о её существовании) в Изгнании должна была довольно сильно ассоциироваться с Сауроном, так как её возникновение связано с последними годами существования Нуменора и поэтому также многие изобретения могли положить под спуд.

Что касается печатного стана.

Мне хотелось бы обратить внимание участников на то, что с одной стороны для массового издания книжной продукции вовсе нет необходимости в печатном стане – о чём говорит нам хотя бы пример Рима; а с другой стороны в книгоиздании Арды, если принять гипотезу об изобретении в Нуменоре печатного стана, это был всего лишь эпифеномен – в основном на протяжении Второй и Третьей Эпох книга издавалась в скрипториях и была рукописной. И мне представляется интересным рассмотреть именно этот более широкий вопрос.

 

Разумеется, письменность в Арде, как и у нас, существовала в двух формах.

Первую представляли временные записи, заметки личного характера, частные письма, а также различные документы, свидетельства, этикетки, жетоны и т.п. При их изготовлении применяли разные способы оформления и разнообразный насколько мы можем судить материал – в конце Третьей Эпохи это бумага и пергамент.

Вторая форма бытования письменности представлена книгой отличающейся тиражированием и рассчитанной на неоднократное чтение многими людьми. В Арде, как и в классической древности нашего мира, мы можем обнаружить большее разнообразие форм книг и материала, из которого они изготавливались, нежели теперь.

 

Для конца Третьей Эпохи мы можем говорить о преобладающем бытовании книги-кодекса, по крайней мере это справедливо для Севера, – именно в таком виде предстают перед нами три тома Red Book of Westmarch, и том «record of the fortunes of Balin's folk» (более известный как книга Мазарбул).

 

Рис.1 Ранние кодексы типа А и В.

Тип А – одна тетрадь, состоящая из нескольких листов, сложенных пополам и сшитых по линии сгиба. Такая конструкция имела существенный недостаток: чем больше листов в кодексе, тем труднее становилось его закрывать и увеличивалась вероятность утери первых и срединных листов.

Тип В – несколько единообразных тетрадей (аналогичных Типу А) скреплялись друг с другом.

Оба типа имели твёрдый переплёт.

 

Однако, на юге – в Гондоре – мы можем обнаружить бытование и иной формы книги: книги-свитка.

Рис. 2 Книга-свиток.

А. Лист (plagula). B. Πρωτοκολλον. C. Recto. D. Verso. E. Линия склейки листов. F. Umbilicus (ομφαλος). G. Cornu (κερας). H Frontes.

 

Об этом нам известно, как из слов Гендальфа на Совете, повествующих нам об исследовании им в книгохранилище Минас-Тирита «scrolls and books». Заметим, что из слов Берегонда – «He is bold, more bold than many deem; for in these days men are slow to believe that a captain can be wise and learned in the scrolls of lore and song, as he is, and yet a man of hardihood and swift judgement in the field» – мы можем заключить о том, что в Гондоре книга продолжала ассоциироваться именно со свитком. Это подтверждают и наблюдения Перегрина Тука наблюдавшего исследования Гендальфа – «table and rolls of parchment». Отметим, что именно в этой форме Исильдур оставил записи о Кольце. Это позволяет нам предположить, что данная форма книги была традиционной для культуры дунэдайн, т.е более древней и, по-видимому, в Нуменоре в книгоиздании использовали именно эту форму (с этой точки зрения очень интересно перекликается реплика Хруммсы: «Или просто книга у них была не такая, какую мы привыкли видеть»).

Но мы знаем и об использовании в Гондоре и книги-кодекса. Так Книга Тана в форме кодекса вышла именно из минас-тиритского скриптория. Поэтому мы не можем однозначно утверждать, что имел в виду Гендальф под термином books на Совете: свиток или кодекс. Так в Риме книгу называли просто liber, подразумевая конечно книгу-свиток; но с возникновением книги-кодекса возникла необходимость в слове синониме и для книги-свитка стали использовать также название uolumen (употребляемое преимущественно в поздних юридических текстах, где требовалось подчеркнуть отличие книги-свитка от книги-кодекса). Однако, для Нуменора встречающееся в повествовании Алдарион и Эрендис словосочетание «books and scrolls» мы можем интерпретировать, как книги-свитки и свитки-документы (контекст нам это позволяет).

Мы должны предположить длительное бытование (на протяжении тысячелетий) в Нуменоре традиции единой формы издания книги в виде свитка, что бы оправдать эффект консерватизма и параллельное существование разных форм книги в последующее время в Средиземье.

Наверное, наиболее очевидное преимущество книги-кодекса над книгой-свитком было в компактности, так по свидетельству Григория Великого в 6 кодексах умещалось 35 свитков. Но за книгой-свитком стояла давняя традиция. С другой стороны и книга-кодекс довольно легко могла вписаться в традицию. Одним из важнейших наблюдений является то, что кодекс был единственной формой книг, бытовавших в среде ранних христиан (видимо избравших эту форму в пику язычникам).

 

То, что нам известно о появлении кодексов, а также факт наличия в книгохранилищах Минас-Тирита пергаментных tablets позволяет нам говорить об использовании в раннем Нуменоре для разного рода повседневных и деловых заметок и черновиков деревянных и/или восковых табличек. Собственно несколько скреплённых друг с другом больших деревянных табличек и назывались codex (caudex).

 

Рис. 3 Кодекс из деревянных дощечек.

 

Простейшим способом нанесения знаков на дощечку (церу) было письмо чернилами прямо по дереву. А для того чтобы текст был лучше виден, дерево могли натирать мелом или гипсом. Вторым видом деревянных табличек были восковые дощечки, которые с одной или с обеих сторон выскабливались, а затем углубление заполняли ровным слоем воска. В общем, возможно, использовали и то и то.

 

Рис. 4 Церы в виде диптихи и триптиха.

 

Кроме дерева для записей могли и, скорее всего, использовали лыко некоторых деревьев, из которого могли изготавливать как свитки, так и тонкие таблички-диптихи.

Как материал для письма в раннем Нуменоре могли также использовать листья некоторых деревьев, полотно, кожа, камень и металл. Последние два материала продолжали использовать для записей и впоследствии – о чём нам говорит всё тоже книгохранилище Минас-Тирита («…and on stone, and on leaves of silver and of gold…»).

Видимо, ещё в Нуменоре был сделан следующий шаг – дерево было заменено более гибким и тонким материалом – пергаментом. Пергаментные листы, скрепляли друг с другом по принципу деревянных дощечек и получили позднейший кодекс – пергаментную книжку. С этого материала можно было смывать написанный текст, и его очень удобно было использовать для черновиков.

По крайней мере, для Гондора мы можем указать на существование пергаментных «дощечек» использованных не только для частных заметок временного характера, но и для записи и хранения разного рода юридических документов: расписок, квитанций, завещаний, дарственных, официальных свидетельств – всё это оседало в архивах.

Мы не можем сказать почти ничего о возникновении в Арде пергамента. Однако условия в Нуменоре для его возникновения существовали – его могли производить в основном в Эмерие.

К концу ТЭ пергамент в качестве писчего материала в Средиземье потеснит бумага (но не та, что мы используем сейчас, а более древняя вариация, изготовляемая из тряпья). Бумага и пергамент производились практически в одинаковых объёмах, но пергамент был дороже и прочнее.
 


Tags: Средиземье, Толкин, история, книги, кодикология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments