kryukov_a (kryukov_a) wrote,
kryukov_a
kryukov_a

Categories:

«Ещё один великолепный миф».

Ремарка: Время от времени я обращаюсь к теме Мифа. Конечно, я рассматриваю только отдельные фрагменты этой всеобъемлющей темы и вряд ли решусь на что-то большее. Зато возвращаться к этой теме мне и в дальнейшем предстоит неоднократно :) , ибо поле это бесконечно, что впрочем, естественно – покуда человек остаётся человеком, его сознание будет генерировать и употреблять мифы.

 

Хотелось бы обратить внимание на один достаточно древний и живучий миф, до сих пор имеющий хождение в исследовательской литературе касающейся книгоиздания в поздней античности и связанный со сменой писчего материала (вытеснение пергаментом папируса) и изменением самой формы книги (кодекс вместо свитка). Как и во многом другом его зарождению поспособствовали гуманисты (как обычно творчески переработав заблуждения предшествовавшей средневековой мысли), а распространению просветители (хотя кто бы сомневался, что свет порождает тени ;) ); а сейчас же этот миф стал настолько освящён древностью, что преодолеть его становится практически нереальным.

Если кратко, то сущность этого мифа можно передать следующим образом: папирус по своим характеристикам – стойкости, долговечности, белизне – полагался худшим материалом, нежели пергамент; а кодекс соответственно куда лучшей формой для книги, нежели свиток. И, разумеется, когда появился такой замечательный материал как пергамент – «Переход от хрупких папирусных свитков к более долговечным и лучше защищенным от превратностей судьбы пергаментным кодексам стал подлинной революцией в культуре Средиземноморья и, соответственно, Западной Европы».

 

Начнём с материала.

Папирус изготовлялся следующим образом. Сердцевина растения семейства осоковых, которое росло на берегах Нила и на греческом языке именовалось "папирос", παπυρος (или "библос", βυβλος, откуда, кстати, греческое "книга" – "библион", βυβλιον), нарезалась вдоль длинной стороны на тонкие пластинки, плагулы (лат. plagulae). Эти пластинки выкладывали вплотную параллельно друг другу, затем перекладывали поперек вторым слоем плагул, вымачивали клеем и сдавливали под прессом. Согласно Естественной истории Плиния Старшего, для изготовления папируса использовался клей, полученный путем кипячения хлебного мякиша в воде. Папирус полировали раковиной или слоновой костью, но делали это только с лицевой стороны листа (recto), а оборотная (verso) оставлялась шершавой.

Казалось бы после находок в Египте достаточного количества папирусов миф о хрупкости и недолговечности этого материала должен был бы улетучиться сам собой. А более широкое использование античных текстов вскрывают отзывы современников (использовавших оба материала – и папирус и пергамент) о белом папирусе и жёлтом пергаменте. Папирус даже можно было использовать неоднократно, и сам термин палимпсест возник именно по отношению к текстам на папирусе! Однако… мифология живёт по своим законам.

Доводилось ли вам слышать выражение: «Почеши русского и найдешь татарина» (дальнейшее развитие максимы «Московиты… те же турки»), с последующими далеко идущими рассуждениями? :) – скорее всего, доводилось. Это выражение имеет давнюю традицию и восходит ко временам Возрождения, однако если копнуть глыбже… то мы найдём, что путаница уходит корнями в высокое средневековье, во времена когда отважные итальянские купцы перехватили в XIII столетии у мусульман Египта высокоприбыльную торговлю рабами в Чёрном и Средиземном морях. Так уж получилось, что они не очень разбирались в местных восточноевропейских реалиях и русских рабов продаваемых татарскими купцами назвали просто – татарами. И данная традиция – называть русских рабов татарами – быстро распространилась по всему бассейну Средиземного моря, аж до берегов Арагона. Поэтому высокообразованный гуманист Герберштейн знал, когда ехал в Московию, что русские – это татары ( http://kryukov-a.livejournal.com/1126.html?mode=reply ). Так ошибка атрибуции совершённая в средние века до сих пор влияет на общественное мнение и вызывает такие интересные интерпретации у современных политологов. Но мы отвлеклись…

 

У пергамента перед папирусом есть только одно по-настоящему бесспорное преимущество, которое собственно и привело к смене писчего материала. Пергамент можно производить везде, а папирус только в отдельных регионах.

К северу от Альп папирус полностью вышел из употребления в эпоху Меровингов, к концу VII в. В делопроизводстве Ватикана папирусные свитки использовались вплоть до XI в. Последняя булла на папирусе – Бенедикта VIII (1012-1024 гг.). Любопытно, что в Южной Италии и Сицилии, где изготовляли собственный папирус, применение этого писчего материала продлилось еще на сто лет и закончилось только в XII в.

 

Смена свитка кодексом.

С одной стороны, очевидно, что у кодексов перед свитками есть ряд существенных преимуществ:

– кодексы экономят писчий материал, поскольку позволяют писать на обеих сторонах листа;

– кодекс компактнее свитка;

– в кодексе легче организовать членение текста книги на главы и разделы.

Но, хотя и считается что на листах папируса – «было практически невозможно писать на стороне verso, где плагулы приходились перпендикулярно строкам»; однако, это мнение не мешает археологам находить папирусные листы исписанные с обоих сторон. Преимущества членения текста также неочевидно – всё зависит от традиции чтения (мы воспринимаем обыденное как единственно возможное верное, хотя это вовсе не так). Единственное бесспорное преимущество кодекса – в компактности. Однако даже это преимущество вовсе не обеспечило кодексы мгновенную победу. Кодекс с трудом пробивал себе дорогу к жизни – ему потребовалось несколько столетий, что бы просто завоевать половину рынка (опять же необходимо учитывать восприятие традиции античным человеком, для которого книга – это свиток).

Вот кто, безусловно, помог кодексу победить в соревновании – это христианская община (для них форма книги в виде кодекса являлась формой противостояния язычеству): и распространение кодексов можно связать с ростом влияния христианства.

Но, несмотря на свой триумф, кодекс не смог полностью вытеснить из употребления свитки и восковые дощечки (церы или церакулы, лат. cera, ceracula). Проиллюстрировать совместное использование восковых дощечек, свитков и кодексов в книжном деле раннего средневековья можно историей Нравственных поучений на Книгу Иова, принадлежащих папе Григорию Великому. До того, как быть избранным сенатом и духовенством на кафедру апостола Петра, Григорий прочел в Константинополе серию проповедей, основанных на Книге Иова. Эти проповеди были записаны стенографистом на восковых дощечках. Затем Нравственные поучения – по-прежнему со всеми присущими стенографии сокращениями – перенесли на папирусные свитки, а восковые дощечки очистили для повторного использования. Всего Нравственные поучения заняли тридцать пять папирусных свитков. Когда Григорий в 590 г. стал папой, это сочинение было записано в окончательном варианте в шести пергаментных кодексах унциальным письмом. При этом, разумеется, все стенографические сокращения были раскрыты, исключая nomina sacra. Таким образом, и восковые дощечки, и свитки следует признать важной частью книгоиздательских технологий раннего средневековья.

 

Заметим также, что и кодексы из папируса все же изредка изготовлялись. Хотя лучшим материалом для кодексов (в виду технологии их изготовления) всё же был пергамент (он обладал большей устойчивостью на перегиб, с гибкостью то у папируса всё было нормально). В Национальной библиотеке в Париже имеются папирусные кодексы VI и VII вв. с сочинениями Августина Блаженного и св. Авита. В Вене – трактаты Иллария Пуатевинского (VI в.), в Санктгалленском монастыре – Исидора Севильского (VII в.), в Милане – особая реликвия, "Иудейские древности" Иосифа Флавия.

Кстати, лист из рукописи VII века созданной в скриптории Луксейского монастыря (один из самых поздних примеров использования папируса к северу от Альп), основанного ирландским монахом Колумбаном в 590 году, с текстом проповеди святого Августина, находится у нас в Санкт-Петербурге в Отделе рукописей Российской Национальной библиотеки.

По неизвестным причинам кодекс был разделён на две части. Одна из них сейчас хранится в Публичной библиотеке Женевы (53 листа), вторая – в Национальной библиотеке Франции (63 листа). Папирусный лист РНБ происходит из второй части.

Текст кодекса написан унциалом (новым). Своим названием унциал обязан образному выражению Иеронима – litterae unciales – употреблённому им по отношению к новому римскому книжному шрифту. Унциал возник благодаря упрощению написания ряда букв капитального письма и внесению в него наиболее удачных, проверенных временем и практикой и удобные в написании курсивные буквы.

  

Рис.1 Лист папируса с одной из проповедей Бл. Августина (Lat. F.papyr.I.1). Хорошо видна продольно-поперечная фактура папирусного листа.


Tags: античность, история, книги, кодикология, медиевистика, миф, палеография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments